Anatoly Levenchuk (ailev) wrote in openmeta,
Anatoly Levenchuk
ailev
openmeta

Category:

Психонетика

О.Ю.Бахтияров, "Постинформационные технологии: введение в психонетику".
http://www.ivanoff.ru/pppti/psych/psychonetics.htm

Большое спасибо retif за ссылку, действительно, психонетика так же, как и опенмета уделяет надлежащее внимание эпистемологическому аспекту, а также аспекту передачи модельных методик, так же внимательна к восприятию-вниманию-синестезии и набор ее понятий и даже методов в нектором отношении близок к тому, что обсуждалось в ОпенМета в связи с НастроемНаМоделирование, рассматриваемом как НастройНаПоискПаттернов.

Конечно, не всякий человек пойдет в психонетику, да и не каждого возьмут: "Наиболее подходящим кандидатом в операторы-психонетики был бы человек, сочетающий организованное мышление математика, образную сферу художника и дисциплину офицера. Увы, такое сочетание встречается очень редко, и, очевидно, акцент следует ставить не на отборе, а на обучении реального контингента." Можно только догадываться, каким является реальный контингент" психонетиков. Кто нибудь знает Бахтиярова? Я думаю, что было бы интересно поспорить с ним. Кстати, многие его идеи пересекаются с идеями, высказываемыми Уилбером (что, впрочем, неудивительно: Бахтияров тоже явным образом ставит целью выработку некоторого интегрального подхода, и тоже упирается в необходимость выйти за пределы "чисто логического мышления" в сторону "полного спектра сознания" по Уилберу).

Пардон за огромный объем цитирования, но я хочу лишь показать, насколько много всякого разного есть у Бахтиярова и насколько он пытался свести все это раздерганное содержание в единый Код Психонетики. Было бы крайне любопытно перемоделировать некоторые его находки средствами ОпенМеты -- при всей разнице в подходах. Как замечает сам Бахтияров, про моделирование человека в тексте всего лишь треть, остальные две трети -- контекст, для которого автору потребовались разработки в области моделирования человека. Собственно, по Уилберу психонетика -- интегральная инженерия. Много более интегральная, чем интегральны мы тут в ОпенМете.

... недостаточно концептуальных средств, продуцируемых рафинированным дискурсивным мышлением, и поставить задачу формирования нового типа организованного знания, способного порождать более мощные средства познания, нежели те, что строятся на основе одной из психических функций - мышления и привлекающего для решения своих задач внемыслительные психические содержания ... рано или поздно должна была быть поставлена под сомнение роль мышления как основного смыслопорождающего механизма и базисной функции современной цивилизации. В психологии этот шаг был сделан К.Юнгом, постулировавшим принципиальную равноценность мышления и других психических функций - чувствования, ощущения и интуиции. В цикле работ В.В. Налимова в 80-е - 90-е годы были разобраны и иные смыслопорождающие механизмы, не тождественные мышлению. Все это должно было привести и привело к выявлению пределов эффективности мышления и постановке вопроса об использовании в качестве инструмента познания и технологического конструирования психических механизмов, отличных от механизмов мышления ... Собственно говоря, такая постановка вопроса является новой только для научно-технической сферы. Мистическое познание и эстетическое понимание предмета основаны на иных, немыслительных механизмах. Однако, эти типы познания не имеют никакого отношения к миру технологий. Психонетика же, расширяющая круг психических содержаний, используемых для решения технических задач, является не естественнонаучной, а научно-технической, технологической дисциплиной, подобно кибернетике или медицине, дисциплиной не описательной, а преобразовательной и конструирующей. Обрастая концептуальным аппаратом и своей картиной мира, она становится концептуально-технологическим комплексом ... Поскольку первой реальностью, к которой прилагаются методы психонетики, является психическая среда, именно ограничения мышления, самыми фундаментальными из которых являются его линейный и дискретный характер, представляют для психонетики основной интерес. Линейность и дискретность мышления, транслируясь в знаковую среду, порождают ограничения характеристик текстов, придавая им такой же линейный и дискретный вид. Ограничения знаковой среды, в свою очередь, сужают круг возможных технических операций и, следовательно, продуктов индустриального и информационного КТК [концептуально-технологического комплекса -- мышление+знаковые системы+технологическая среда] ...

оператор-психонетик актуализирует латентные структуры и свойства психики, формирует новые, не отраженные в культуре и, вследствие этого, не ассимилированные ею новые психические функции, использует в качестве рабочих те состояния сознания, которые по всем критериям могут быть отнесены к классу измененных, проводит психотехнические процедуры, имеющие формальные пересечения с психотехниками, сопровождающими духовные и мистические практики и так далее. Его картина Мира становится более подвижной и вариативной по сравнению с социально-культурными нормативами. Многие естественные психические процессы, протекающие на периферии его сознания и, в силу своей спонтанности, образующие суггестивную ткань коллективной жизни, становятся целенаправленно формируемыми и управляемыми. Тем самым контингент операторов-психонетиков оказывается в условиях смещения социальных нормативов по отношению к общепринятой социально-культурной норме ... подобные смещения мы наблюдаем у двух групп населения -монашества и кадровых военных. И подобно тому, как жизнь монастырей и воинских подразделений строжайше регламентируется уставами, четкие регулирующие правила неизбежны и для психонетического контингента ... Не менее регламентированной должна быть и подготовка операторов-психонетиков. Со стороны конструктивной психологии такая подготовка обеспечивается разработкой соответствующих психотехник, необходимых для формирования психических структур, ответственных за целенаправленное построение заданных ЛПС. Отдельная область приложения конструктивно-психологических усилий - разработка гигиенических норм и техники безопасности такой подготовки. Форсированное преобразование психики чревато психотическими сдвигами, а формирование новых психических структур -разбалансировкой психики и дезадаптацией к социальной среде. С другой стороны, лабилизация психики при ее преобразовании создает благоприятные условия для реализации программы интегрального развития. Все это требует со стороны конструктивной психологии разработки специального аппарата педагогики для психонетики.

Исходные психологические феномены, на которых начинается строительство ЛПС - феноменология гештальта, механизмы транспозиции, синестезии, унитарных восприятий. ... Техника управления вниманием. Как уже не раз отмечалось, теоретические конструкции нас интересуют только с точки зрения технологических потенций. Из всех многочисленных трактовок внимания мы остановимся только на той, которая дает возможность построить непротиворечивую и стилистически совместимую с другими аспектами решения поставленной задачи технику, в которой внимание рассматривается как процесс выделения фигуры из фона и ее удержание. Эта трактовка позволяет ввести новые компоненты в ЛПС-ЛЗС, привязанные к конкретным приемам управления психическими содержаниями, а также привести теоретические конструкции психологии в соответствие со строением психотехнических методик. В частности, противопоставление "фигура-фон" дает возможность отождествив фигуру ЛЗС и форму-носитель ЛПС с "фигурой" теоретической психологии, выделить особый компонент в ЛЗС - фон, играющий свою самостоятельную знаковую роль. Этот концептуальный прием и трактовка внимания как активного процесса, формирующего и удерживающего образы, позволяет ввести два полярных тренировочных процесса - концентрацию внимания, выделяющую, воспроизводящую и удерживающую в поле осознания заданную фигуру и деконцентрацию, распределение внимания, превращающую все поле восприятия в однородный фон. ... Таким образом, процесс образования и выделения из фона фигур спонтанен и необходимы определенные усилия по его подавлению. Работа дКВ направлена против спонтанных процессов и требует специальных, более изощренных приемов, нежели приемы КВ. Критерии силы дКВ, однако, аналогичны таковым при оценке KB - длительность времени подавления процесса спонтанного формирования фигур и преодоление работы перцептивных сил, формирующих гештальт.

Деконцентрация представляет собой равномерное распределение внимания по всему перцептивному полю, в нашем случае - по визуальному полю. Приемы, провоцирующие дКВ, используют в качестве начального звена спонтанные переживания дКВ, возникающие в двух ситуациях - при попытках использования для восприятия периферийных частей поля зрения, для которых характерны восприятия именно фонового типа и при попытках одновременно сосредоточения внимания на 5 - 9 объектах, ведущих к возникновению кратковременных интервалов дКВ. Этим определяются формы упражнений, направленных на обретение устойчивых навыков дКВ. ... В качестве учебного визуального поля используются поля с различной степенью визуальной организации, способствующих появлению перцептивных сил, ведущих к формированию гештальтов. Поля ранжируются в зависимости от выраженности этих сил. Упражнения начинаются с равномерного распределения внимания по периферии поля зрения, что создает инерцию процессов дКВ, которые должны захватывать все поле зрения, в т.ч. и его центральную часть. Поскольку начинающие операторы как правило не располагают опытом дКВ, инструкция типа "Распределить внимание по периферии поля зрения" может остаться невыполнимой. Состояния близкие к дКВ провоцируются обычно попыткой сосредоточить внимание одновременно на четырех точках периферии - сверху, снизу, справа и слева. Когда это происходит, зона внимания спонтанно распространяется на всю периферию и требуется лишь дополнительное волевое усилие, чтобы распространить его на центральные области. ... Субъективные критерии успешности дКВ обратны таковым при KB - длительность удержания поля зрения от формирования в нем фигур-гештальтов. Длительность сохранения дКВ обратна степени организации визуального поля. При правильном выполнении дКВ, когда визуальное поле трансформируется в однородный фон на длительное время, у операторов часто возникает специфическое переживание, напоминающее медитативные состояния сознания. При возникновении этого состояния дКВ поддерживается без волевых усилий в течение значимого интервала времени - до нескольких десятков минут. ... Следует различать два вида дКВ - сопровождающееся отрешенностью от внешнего мира и повышенной включенностью в него. Субъективно они различаются по уровню психического тонуса -сниженного в первом случае и резко повышенного во втором.

Специальные приемы фиксации чистых смыслов без опоры на чувственные формы не сложились в современной культуре и требуют специальной разработки. Их основой могут быть навыки KB, выработанные в рамках разобранной в п.п.6.1.1. техники с использованием двусмысленных изображений. В усилии по удержанию заданной версии обратимых фигур неявно присутствует момент фиксации семантического компонента, соответствующего этой версии. Других опор для решения этой задачи нет. Поэтому в навыке KB уже содержится зародыш навыка выделения семантической составляющей и придания ей активных функций. ... Обучаемый должен не только построить визуальный эквивалент заданного слова, но и воссоздать изображение, которое даст его партнер. Успех при выполнении данного задания означает, что обучаемый овладел техникой построения НМ-линий, альтернативных его спонтанным построениям. ... Упражнения могут проводиться и в режиме обмена композициями, составленными из набора заданных элементов, и в режиме компьютерной игры. Последний вариант неизмеримо эффективнее и по скорости обучения, и по возможности коррекции процесса овладения навыком. Этот вариант реализован в виде компьютерной развивающей игры "Пигмалион-1", разработанной в центре "Перспективные исследования и разработки" в 1992 г. ... Упражнения представляют собой модификацию упражнений типа "движущихся точек", разобранных в 6.1.1.2. Обучаемому предъявляются на экране монитора 5-7 идентичных точек, которым условно присваиваются "имена" (номера, цвета). Точки при их формальной идентичности различаются только "именами", т.е. только своей семантической составляющей. После того, как установится четкое соответствие между точками и их "именами", начинается хаотическое перемещение точек на экране в течение 0,5-5 мин. и затем обучаемому предлагается восстановить "имена" выстроившихся в новом порядке точек. Эта задача непосильна для оператора при попытках непосредственного слежения за точками. Для ее выполнения обучаемый должен произвести равномерное распределение внимания по всему полю монитора и сохранять состояние дКВ в течение всего времени движения точек. При дКВ внимание не фокусируется избирательно на какой-либо одной или нескольких точках. Воспринимается вся конфигурация точек в целом. Внимание не искажает картину произвольным выделением той или иной формы, освобождая семантическую составляющую от управляющего контроля формальной. С точки зрения оператора, находящегося в состоянии достаточно глубокой дКВ перемещаются не формы (точки), а различающиеся смыслы. В начале серии упражнений этот факт не осознается, но специальные процедуры позволяют вывести различения фигур в осознание. Для этого могут быть использованы различные психотехники, способствующие резкому снижению спонтанной психической активности при сохранении высокого уровня бодрствования. Формируемое состояние облегчает воспроизведение следов неосознанных восприятий. ... Восстановление "имени" точек проходит две фазы. Первая фаза представляет собой перенос переживания фона как чисто пространственной характеристики на весь процесс перемещения точек, развернувшийся во времени. Подобно тому, как развернутая во времени мелодия воспринимается как единое и определенное целое, так же воспроизводится и вся динамика взаимного перемещения. На этой фазе обучаемый нуждается в подсказке и регулярной коррекции его усилий, направленной на его движение к доминированию в фоновых переживаниях смыслового поля. От этой фазы идет самостоятельная линия психотехнических упражнений, направленных на перенос слитного переживания фона как смыслового поля на иные среды, в том числе и абстрактные, задающиеся тем или иным правилом.

Поскольку рефлексия надстраивается над всеми психическими содержаниями, упражнения, направленные на ее развитие, надстраиваются над упражнениями, развивающими и формирующими психические функции и механизмы. ... Первым инструментом формирования новой ЛПС является внимание, выделяющее, рафинирующее, комбинирующее психические функции и механизмы. В дальнейшем именно внимание становится главным инструментом осуществления психонетических процедур. ...Поскольку внимание является изменяющим работу психической системы наблюдением, т.e., тем механизмом, который при недостаточно корректной работе может замещать собой рефлексию, затрудняя тем самым построение рефлексивной инстанции, целесообразно в качестве первых упражнений избрать рефлексивную надстройку над психотехническими упражнениями по управлению вниманием.

Работа с двумя состояниями внимания - KB и дКВ и управляемым переходом от одного состояния к другому позволяет с самого начала отделить рефлексивное наблюдение от внимания. Обучаемым предлагается на базе освоенных ими упражнений по управляемому переходу от KB к дКВ произвести ряд упражнений (постоянное расширение зоны внимания, сочетание дКВ в одной части поля зрения с KB на объекте, расположенном в другой части, стандартные упражнения по дКВ, переход от дКВ к KB и наоборот по команде и т.д.) в сочетании с наблюдением за динамикой внимания. Наблюдение динамики перехода - расширение зоны внимания, "сгущения" внимания вокруг прегнантных фигур, разрывы "поля" внимания, распространение зоны внимания по всему полю зрения и его разрушение, "сгущение" внимания вокруг движущихся элементов и т.д. позволяют выделить тот зачаток рефлексии, из которого должно развиться метапсихическое образование. ... С введением регулярных развивающих рефлексию упражнений устанавливается определенная иерархия работы: внимание контролирует психические функции, а рефлексия контролирует внимание, в том числе и модифицирующее воздействие внимания на его объекты.

Второе назначение рефлексии в рамках психонетически ориентированных психотехник заключается в фиксации обычно нерефлектируемых психических содержаний - спонтанно возникающих мыслительных и образных потоков, колебаний фона восприятий, различных фаз реализации волевого акта, динамики измененных состояний сознания, переходов состояний сознания, которые не могут быть зафиксированы без специальных навыков рефлексии, например перехода от бодрствования ко сну. Эти задачи не могут быть решены, если наблюдение ведется из некоторой точки, соотносимой с наблюдаемыми содержаниями. Обычно позиция наблюдателя, "я -наблюдателя", представляется частью (точкой или, реже, небольшим объемом), причем, как правило, центральной частью психической системы. Метафора точки переводит наблюдателя в положение одного из элементов психической системы, что ведет к искажению наблюдаемого. Эта метафора тесно связана с метафорой перспективы с ее неизбежными искажениями наблюдаемого пространства. Метафора точки может быть преодолена лишь метафорой пространства, вмещающего в себя различные содержания и находящегося в равных отношениях со всеми ними. Наблюдаемые явления должны переживаться как находящиеся внутри наблюдателя, в его пространстве. ... Рефлексия как метапсихическая инстанция, спроецированная на психическую систему, должна стать пространством, в котором протекают все психические процессы. Тогда переживание "я-точки" либо становится одним из объектов рефлексии, либо "я-точка" превращается в "я-пространство". Подобно тому, как переживание "я-точка" является следствием концентративного процесса, переживание "я-пространство" может быть сформировано в результате особым образом проведенной дКВ. В этом случае внимание равномерно распределяется по всему внутрипсихическому пространству, начиная с точки, отождествляемой с "я". Подробности такой процедуры понятны только при наличии опыта предыдущих упражнений и выстраиваются в диалоге с опытным инструктором.

В стабилизированном рефлексивном пространстве возможно наблюдение и целенаправленная модификация фона, невозможная при опоре на юнговские функции, стремящиеся, наоборот к выделению из фона определенных психических форм. Продукты мышления, ощущения, интуиции, чувствования, фантазии представляют собой законченные ограниченные формы, противопоставленные фону. Фон же сам по себе может быть пережит лишь как реальность, к которой неприменимы ни понятия ограниченности, ни формы-фигуры. Работа любой юнговской функции разрушает фон как таковой и способ, каким она этот фон разрушает определяет ее специфику. Фон же как представитель Хаоса в психической системе только противопоставленфункциям, но не сопоставлен с ними. Рефлексивное пространство, обеспечивая сопоставление вводит фон в число осознанных психических содержании, допускающих конструктивные формы работы с ними. ... В стабилизированном рефлексивном пространстве появляется возможность наблюдать и переходы от одного состояния сознания к другому. Обычно такой переход сопровождается модификацией внимания и разрывом субъективной непрерывности потока сознания. Измененные состояния сознания потому и являются измененными, что предполагают иную организацию формально-чувственной среды, не имеющей точек соприкосновения со средой обычных состояний. Примером может служить переход от бодрствования к "быстрому" или "медленному" сну, т.е. переход в состояние, в котором как правило не представлены ни текущие ситуации с их упорядоченностью во времени, ни целенаправленная деятельность бодрствующего сознания (исключения из этого правила в естественных условиях носят случайный и неуправляемый характер). Разрыв непрерывности потока сознания в этом и других сходных случаях обусловлен тем, что переход от одной среды к другой происходит в условиях отсутствия представленной в сознании объемлющей их метасреды. Рефлексивное пространство и выполняет роль такой метасреды. Это означает, что рефлексивное пространство шире и объемнее любого конкретного состояния сознания. Мы бы могли назвать это пространство фоном, но фоном особого рода - фоном, собравшем в себе всю "материю" сознания психической системы.

Обычно появлению образа или слова, его обозначающего, предшествует некое неопределенное напряжение в теле. Эти неопределенности, тем не менее, субъективно различаются в зависимости от того, какой образ визуа.чизируется. Неопределенному напряжению, соответствующему участку аморфной среды, предшествует зона чисто семантических переживаний. Различие исходных ВИ, порождающих различающиеся образы, не может быть описано, поскольку все их свойства присутствуют в них в свернутом виде. Эти различия фиксируются обучаемыми, прошедшими предыдущие этапы подготовки. ВИ представляют собой семантические инварианты, соединенные с волевым началом. В них присутствует момент необусловленного внешней причиной выбора и потенция разворачивания.

Психоэнергетический тонус. Энергетический аспект психотехнической работы становится актуальным, когда мы сталкиваемся с необходимостью психических усилий, истощающихся за ограниченное время. Удержание образов различной сложности, удержание переживания семантических инвариантов, высокая концентрация внимания в течение длительного времени, длительная рефлексия требуют больших энергетических затрат. Этой напряженной работе должен соответствовать высокий энергетический тонус психической системы. Психоэнергетический тонус, превышающий необходимый для обыденной жизни уровень, нужен и на стадии подготовки операторов для обеспечения психотехнических приемов, и на стадии собственно исихонетической работы для гештальтизации, интроекции, сворачивания и разворачивания различных объектов. При детально разработанной канве подготовительных упражнений и психонетических процедур объем доступных оператору задач зависит только от его психоэнергетического тонуса.

Существует множество психотехнических схем, позволяющих резко повысить психоэнергетический тонус в течение приемлемого для обучения времени. Большая часть из них представляет собой редуцированные заимствования из религиозно, мистически и магически ориентированных психотехник других культур. Многие упражнения перенесены в новый контекст из практики йоги, различных буддийских и даосских школ. Они с трудом интерпретируются в терминах европейской психофизиологии, хотя их эмпирическая эффективность не подлежит сомнению. Как правило, основой этих упражнений служат дыхательные техники, интерпретация ощущений, возникающих при KB на особых зонах тела, как проявлениях жизненной энергии и KB на архетипических образах. Использование этих упражнений порождает ряд проблем. Эффект упражнений отнюдь не сводится только к психоэнергетическим результатам. Психотехники, возникшие в определенном культурно-историческом контексте, неизбежно активизируют и содержательные компоненты, как правило, не имеющие аналогов в личном опыте обучаемого. Невозможность адекватной интерпретации таких содержаний в сочетании с необычно высоким психоэнергетическим тонусом могут спровоцировать психотические эксцессы. Попытки же принятия инокультурных религиозных и философских доктрин, в рамках которых описаны и интерпретированы психотехнические приемы и порождаемые ими переживания, ведет либо к нарушению этнокультурной идентичности обучаемого, что можно рассматривать как личностную катастрофу, либо к формированию упрощенного квазирелигиозного культа, подавляющего прагматическую технологическую установку оператора.

Приемы, не связанные с архетипическими содержаниями, сводятся к повышению тонуса за счет интенсивных дыхательных упражнений, требующих многомесячной практики, и дозированных физических нагрузок, позволяющих ощутить прилив физических сил уже на ранней стадии занятий. Сильный эффект вызывает действие экстремальных факторов, таких как пребывание в ледяной воде и т.д., но он ограничивается первыми 5-10 сеансами. Общий неспецифический эффект закрепляется в ходе модифицированных релаксационных упражнений, где процесс мышечного расслабления должен сопровождаться субъективным переживанием роста тонуса и общей активизации. В ходе релаксационных упражнений появляется возможность разнесения психофизиологического тонуса как такового и мышечного тонуса, которые как правило совпадают до обретения опыта соответствующих упражнений.

Обозначив волю как метапсихическую инстанцию, мы тем самым технологизировали ее образ для нашего сознания. Этот ход соответствует логике научно-технической революции, поскольку лишает волю, сердцевину нашей психики, значения прообраза сверхчеловеческих реальностей. Но вместе с тем, мы и опасно приблизили ее к области реальной деятельности. ... В своей обычной жизни человек редко сталкивается с проявлениями воли. Принятая форма описания в линейно-дискретных языках провоцирует отрицание реальности воли с ее свободой и необусловленностью внешними ситуативными обстоятельствами, замену ее на концептуальное описание в причинно-следственных терминах. Однако в рамках психонетики, по крайней мере в рамках описанного нами варианта, оператор неизбежно сталкивается с актуализированной волей, отраженной в виде волевого импульса, запускающего психонетические процессы. Волевой импульс может либо служить изображением воли, и тогда он легко вписывается в чисто технологический прагматически ориентированный процесс, либо стать проявлением реальной воли и с неизбежностью привести оператора к внутренней постановке вопроса о ее метафизической ориентации. Тонкое различение реальности и ее имитации определяет, по какому пути пойдет оператор - углубляющейся революции, где он становится лишь инструментом уравнивания с прочим материальным миром высокоорганизованных структур сознания, или контрреволюции. Имитация реальности или сама реальность, изображение действия или осознанное действие, роль или свободное осуществление волевого акта могут быть различены лишь при условии актуализации воли. Тот, кому прямое знание своей воли недоступно, не может провести различение между волей и ее изображением, подобно тому, как спящий человек не располагает критериями различения сновидения и реальности. Человек с актуализированной волей уже располагает и опытом вневолевого механического реактивного существования и опытом волевой активной жизни, и потому владеет такими различающими критериями.

Автор сознательно нарушил чистоту жанра, соединив в одной работе по меньшей мере три различных темы. Можно было бы ограничиться постановкой вопроса о характере постинформационных технологий, но без примера того, как реально могут реализоваться психонетические технологии легко соскользнуть в жанр футурологической фантастики. Ограничение лишь технологическими главами не выводило бы проблему из поля прикладной психологии, а рассмотрение только технологических перспектив вносило бы привкус очередного технологического оптимизма. Постинформационное же общество основания для такого оптимизма не дает. Профессионалы неизбежно должны задуматься о контекстуальной составляющей своей работы. Не технологии, конечно, являются причиной социально-культурных потрясений, они лишь отражают кризис и придают ему специфические формы, но, тем не менее, технологии составляют оперативное звено кризиса. Это и побуждает держать в сознании не только профессиональную часть работы, но и все сопутствующие ей обстоятельства.


Интересно, сколько физиков уйдет из ОпенМеты к психонетикам? ;)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments